Уроки выживания от мариупольской дворовой коммуны. Фото, видео

Те жители, которые не эвакуировались из Мариуполя, сейчас живут зачастую своего рода дворовыми коммунами. С одной из таких мы познакомились во дворе на проспекте Строителей. Как говорят сами мариупольцы, в одиночку им в столь сложной ситуации не выжить.

Поэтому люди помогают друг другу, чем могут. И хоть обстрелы прекратились, а над их головами не свистят снаряды, быт ещё не налажен. Да и как его наладить, если электроэнергии нет, вода — привозная, в бутылях, и то очень редко, денег нет, магазины не работают. И, пожалуй, главное: практически у каждого из них под бомбёжками пострадали квартиры.

«Мой отец ушёл на войну в 16 лет и в 19 закончил её под Будапештом. Он — кавалер двух орденов Славы, а сейчас, наверное, в гробу переворачивается от того, что у нас творится... У меня работы нет, дома нет, пенсии нет, да и жизни, в общем-то, уже нет», — рассказывает 67-летняя пенсионерка Зоя Павловна.

Жители приглашают нас в подвал, в котором они спасались от обстрелов. Там — кромешная тьма, включаем фонарики на телефонах. «Было минус 7—9 градусов на улице, а обстрелы шарахали такие, что окна и двери вылетали напрочь! Поэтому мы все сидели здесь... До 16 марта выезда из Мариуполя вообще не было, и нас здесь изначально было около ста человек, включая очень маленьких детей. Потом кому-то удалось выбраться из города, нас осталось порядка 60-ти. Выжили, прежде всего, потому, что кушали все вместе. Утром, до начала обстрелов, кипятили чай, перебежками приносили сюда еду из квартир, а тем старикам, что оставались на этажах и не могли спуститься, мы еду сами носили. Спали по очереди — на всех мест с одеялами не хватало. Одного 86-летнего дедушку пришлось срочно спускать в подвал на пятый день сумасшедших апрельских обстрелов», — наперебой рассказывают обитатели (к счастью, уже бывшие) этого подвала.

В подъезде — стопка дров, а прямо под козырьком обустроена «печурка». Во дворе сооружено нечто вроде бунгало: в беседке сумки, кухонная утварь, вещи...

Вокруг зияют пустыми глазницами выбитых окон обстрелянные дома. Перекошенные балконы, простреленные стены... И люди там живут. Те, у кого квартиры выгорели дотла, проживают у соседей, жилище которых относительно уцелело. Вот такая коммуна.

62-летний бывший моряк Николай Павлович проживает в одном из этих домов с 1985 года. Ужасы войны одинокий пенсионер пережил вместе со своей собачкой. Сейчас выгуливает её, удерживая на руках: говорит, что вокруг много битого стекла и осколков, и животное может пораниться.

78-летняя Светлана Григорьевна довольна тем, что теперь День Победы, впрочем, как и другие праздники, можно будет отмечать, не прячась. Сама она — россиянка, долгое время проживающая в Мариуполе. Соответственно, она рада, что город теперь не под контролем украинских националистов. «Для нас День Победы — это всё! Как бы они не забивали гвоздём, не угнетали, им это не удалось!», — говорит женщина.

А в одном из дворов в районе плавбассейна «Нептун» мы встретили компанию мариупольчан, отмечавшую День Победы. Люди сидели за столом под открытым небом, и, кажется, вдыхали запах свободы, ведь это был их первый праздник после восьмилетней укрофашистской оккупации. Вместе с представителем «Русской гуманитарной миссии» мы подошли к ним и поговорили по душам. О Победе, о пережитом, о гнусных «азовцах», о бытовых проблемах... Люди, правда, смутились, мол, вы не подумайте, что мы здесь шикуем, вот, сбросились, у кого сколько денег было, и накрыли небольшую «поляну»... А мы, собственно, и не подумали ничего подобного. Ведь праздник есть праздник, особенно если это — день Победы в непобеждённом нацистами Мариуполе...

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments