Когда в Донецке появится вода? «Антифашист» поговорил с министром строительства и ЖКХ ДНР. Без освобождения Славянска не обойтись

Третий месяц крупные города ДНР живут практически без воды — её подача урезана до минимума. В Горловке водоснабжение осуществляется по часам, в Донецке её подают один раз в два дня на два часа, в Макеевке и того хуже — один раз в три дня. Но и этот график не всегда и не везде соблюдается, некоторые люди живут вовсе без воды — так обстоят дела у тех, чьи квартиры расположены на верхних этажах многоэтажек, некоторых жителей частного сектора.

Местные администрации обеспечивают подвоз воды по районам, но ежедневное хождение с вёдрами и баклажками под обстрелами – так себе «удовольствие». Приближается лето с его естественными эпидемиологическими рисками, вслед за ним придёт осень и отопительный сезон. Когда в Донецке и других городах республики наладится стабильное водоснабжение, «Антифашист» выяснил у министра строительства и ЖКХ ДНР Сергея Наумца.

— Сергей Сергеевич, что сейчас происходит с водоснабжением Мариуполя? 11 мая было объявлено, что водоснабжение запущено в тестовом режиме из Старокрымского водохранилища. В сети в эти дни появляется всё больше видео, как вода бежит прямо по улицам. Когда будут устранены эти проблемы?

— То, что вода бежит по улицам, это естественно в данной ситуации. Сети частично разбиты, частично разморожены - коммунальщики не успели спустить воду, когда началась спецоперация, частично трубопроводы побиты осколками, где-то повреждены пожарами, поэтому потерь, действительно, много. Система водоснабжения нарушена практически во всём городе. Сейчас в тестовом режиме сделали пробный пуск в один район – Октябрьский, выявляем наиболее аварийные участки, где наибольшие потери воды, пытаемся регулировать задвижками, перекрывать, менять трубы на этих участках. Основные участки будут поменяны в самое ближайшее время. В целом работы займут не менее месяца. Пока обрисовываются магистральные сети, делаются первые пробные пуски на объекты соцбыта, это, в основном, больницы.

В сюжете на телеканале НТВ вы сказали, что в окрестностях Мариуполя есть два водохранилища на 50 млн кубометров. Правильно ли я понимаю, что город полностью обеспечен водой, осталось только отремонтировать коммуникации?

— Совершенно верно. Ещё в довоенный период мы делали расчёты - что будет, если канал «Северский Донец-Донбасс» будет перекрыт Украиной, и мы не сможем подавать воду на Мариуполь (ежесуточно через территорию республики в ту сторону проходило 400 тысяч кубов). Так вот, на своих резервных источниках, при круглосуточной подаче воды, с учётом потребления промышленности (на тот момент двух огромных заводов), Мариуполь смог бы прожить один год.

— Получается, от работы канала Мариуполь не слишком зависит?

— Зависит. Но не так критично, как, например, Донецк. Мариуполь мог бы в течение года питаться от своих резервных источников. Если бы за год никаких решений не было принято, он тоже остался бы без воды, потому что резервные источники просто иссякли бы за это время. Канал необходим для стабильной подачи воды в Мариуполь.

— В каком состоянии сейчас находится канал?

— В удовлетворительном. Мы восемь лет получали воду оттуда – 800-900 тысяч кубов шло на нужды ДНР, 400 – на Мариуполь и населённые пункты в том направлении. Вода шла по Южнодонбасскому водоводу через территорию республики. Конечно, долгое время там не проводился капитальный ремонт, есть повреждения, вызванные боевыми действиями, но, тем не менее, все эти годы он работал.

— Если Славянск освободят, условно говоря, завтра, водоснабжение ДНР можно будет запустить сразу же?

— Да. Сейчас повреждена насосная станция третьего подъёма под Горловкой: она обесточена, именно из-за этого нет воды в Донецке. Как только у нас появится доступ к станции, мы наладим её электроснабжение, и сможем начать подачу воды в республику. Сейчас там идут боевые действия, Украина ремонтные бригады не пропускает.

— Рассматриваете ли вы возможность того, что ВСУ умышленно повредят канал или оборудование? Что делать в таком случае?

— От украинской стороны можно ожидать любой подлости, вы сами видите, что стало с Мариуполем, с Волновахой – «благодаря» правительству Украины и её военнослужащим, которые не хотели выходить из городов, уничтожена вся инфраструктура, здания, сооружения. Поэтому нужно быть готовыми к любому повороту. Но, если они будут делать диверсию, предполагаю, что основной удар придётся на оборудование, которое поднимает воду. С самим каналом им вряд ли что-то удастся сделать.

— На днях руководитель «Воды Донбасса» Виталий Кижаев сообщил, что воды в Донецке осталось на 20—25 дней. Что будет после того, как пройдёт это время, а Славянск всё ещё не будет освобождён?

— Мы получаем воду из резервных источников, которые уже заканчиваются. Если Славянск не освободят, остаётся только подвоз воды либо из соседних с нами российских регионов, либо на временной основе из Мариуполя. Сейчас мы получаем воду из Российской Федерации, но этих объёмов недостаточно.

Мы рассматривали вопрос о том, чтобы реверсом по Южнодонбасскому водоводу попытаться прокачать воду из резервных водохранилищ Мариуполя на Донецк, но специалисты пришли к выводу, что это сделать сложно. Донецк находится на высоте 250 метров над уровнем моря, нужно ставить очень мощные насосы на Старокрымском водохранилище. Кроме того, сам трубопровод находится в неудовлетворительном состоянии на той территории, что была нам неподконтрольна 8 лет, его нужно ремонтировать. Технически сделать всё это оперативно и быстро не получится. Но, как вариант, можно воду из этого водохранилища использовать для подвоза питьевой воды в Донецк. Сейчас Донецк потребляет 40-50 тысяч кубов в сутки, до остановки канала – 250—260 тысяч. Подвоз отсюда позволил бы нам протянуть ещё четыре-пять месяцев.

— Иных вариантов нет?

— Только строительство нового водовода до ближайших российских территорий. Это Ростовская область, через неё проходит тот же Северский Донец, можно было бы получать воду оттуда. Но этот проект очень дорогой, и по времени быстро его реализовать не удастся.

— В соцсетях люди в качестве решения проблемы предлагают начать бурить скважины по районам. Как вы это прокомментируете?

— У нас и так почти все районы ДНР живут на скважинах: это и Тельмановский, и Новоазовский, и Амвросиевский, и Старобешевский, они от канала никогда не питались, они живут на подземных источниках. Но, во-первых, у нас нет такого дебета воды, чтобы из подземных источников обеспечить полностью все потребности жителей республики. Во-вторых, на территории Донецка много шахтных выработок, и вряд ли нам удастся набурить такое количество скважин, которые закрыли бы все наши потребности, да и качество этой воды будет не совсем хорошее.

— Получается, дончанам остаётся только ждать освобождения Славянска, рассчитывая на регулярный подвоз воды?

— Пока да. Донбасс всегда имел проблемы с водой, поэтому в СССР построили этот довольно протяжённый канал, чтобы подавать воду в крупные промышленные города Донецкой области именно с этой точки, со Славянска.

У нас в основном проблема в трёх населённых пунктах – это наши большие города Горловка, Макеевка и Донецк. В этих городах скважины не помогут. Сейчас – это моё личное мнение, возможно, кто-то его раскритикует - нам нужно максимально снизить потери, вплоть до того, что строить новые водоводы, по воздушке их прокладывать, чтобы все потери были видны, и оперативно устранялись не в земле, а над землёй. Наши сети очень изношены, поэтому потери воды очень большие, зачастую мы просто орошаем землю. Поэтому нам необходимо контролировать каждую каплю воды и на резервных источниках Мариуполя, и здесь, в Донецке, водоснабжающие организации должны следить за тем, чтобы не было потерь. Это позволит нам продержаться ещё какое-то время.

Перейти на основную версию сайта

Комментарии

Disqus Comments